Дневник Каннского кинофестиваля. День третий

В основном конкурсе 66-го Каннского кинофестиваля еще две любопытные премьеры. Вчера в кинозалах на Лазурном берегу показали картину японского режиссера Хирокадзу Корээда «Каков отец, таков и сын».

Лента рассказывает о примерном муже и отце по имени Риота, который ведет показательный образ жизни и вместе с женой и шестилетним сыном являет миру пример образцовой семьи. Идиллия заканчивается, когда супруги узнают, что Кейта — не их сын в результате роковой ошибки в роддоме, когда его перепутали с другим ребенком. История, которая по сути своей легко смогла бы лечь в основу мексиканской мыльной оперы, под чутким руководством Корээда начинает играть на другой территории – размышления о том, что есть родительская любовь, родственная связь, семья. По-японски тонко и осторожно Корээда передает переживания взрослых и детей, не приукрашивая реальность, аккуратно и без морализаторства он ведет неспешное повествование. Критики дали картине высокую оценку, предположив, что такой посыл вполне может не оставить равнодушным председателя жюри основного конкурса американского режиссера Стивена Спилберга.

Другой заметной премьерой в основном конкурсе стала картина «Хели» мексиканца Амата Эскаланте. О том, почему при всем желании удивить и тронуть за живое, у режиссера ничего не выходит, нам рассказал программный директор Минского МКФ «Лiстапад» Игорь Сукманов:

- Не скрою, на фильм «Хели» возлагал большие надежды. Мексиканский режиссер Амат Эскаланте снял несколько замечательных картин («Кровь» и «Выродки»), которые были представлены в разные годы в параллельной секции "Особый взгляд". Теперь его картину пригласили в основной конкурс, и это стало "дурным знаком". Эскаланте - режиссер-самородок со своим уникальным жестким стилем в результате пошел на поводу фестивальной конъюнктуры. И вроде все тот же отважный взгляд реалиста-сюрреалиста, но кровь не закипает. Варварский мир, в котором бедность и жестокость живут душа в душу, кажется чрезмерно вызывающим. Эскаланте хочет нас удивить и это становится для него самоцелью. Он рассказывает историю несчастной семьи, которая оказывается вовлечена в чудовищную разборку, развязанную из-за наркотиков. Реальный кошмар, который довлеет над Мексикой, режиссер выпячивает, ужесточает, укрупняет и не отводит взгляда. 12-летняя девочка крутит роман с курсантом военизированной полиции - их "эротическая" связь принимает у Эскаланте откровенно гротескную форму. Парень хочет показать подружке силу своих мускулов, и вот его коренастая рубенсовская Лолита с удовольствием исполняет роль штанги в его неокрепших мачистых руках. Кавалер окажется мелким прохвостом, пытающимся украсть партию конфискованного полицией кокаина и спрятать его в доме своей пассии. Все это оборачивается тем еще адом. Эскалантовская медлительность, длинные планы, которые вдруг прерываются страшными всполохами агрессии и насилия с одной стороны впечатляют, но не трогают, кажутся слишком нарочитыми и, как следствие, искусственными. Даже рассчитанная на шоковую реакцию сцена пыток с ударным эпизодом поджога гениталий воспринимается не как радикальный жест автора, обнажающий перед нами чудовищную действительность, а как прагматичное желание потрясти наше воображение. И как бы натуралистично не горели чресла, искусственность здесь берет верх над искусством. А жаль.

 


похожие новости
Картину «Белая, как соль» представила Кети Мачавариани
         Лента является экранизацией одноименной повести Василя Быкова, при этом  режиссер ...
Три выставки, посвященные кинематографу, пройдут в рамках 23-го ММКФ «Лістапад»
В столице откроются выставки «Кинорежиссер Янис Стрейч: фильмы, люди, эпоха», «Фильмы Анджея Вайды в мировом киноплакате ...